Долой унылость!

Беды, настигавшие великие империи, когда их властители теряли способность эффективно повелевать, оказывается, столь же опасны и для автомобильных фирм. Приближенные боялись указывать бывшему боссу «Volkswagen Group» Фердинанду Пьеху на его явно рискованные эксперименты.

Понятно, став в апреле 2002 года новым главой группы, Берндт Пишетсридер не позволял открыто критиковать предшественника, понимая, что в кризисный период (а он едва миновал) это ударит по репутации компании в целом.

В это время журналисты продолжали недоумевать по поводу расплодившихся почти одинаковых моделей разных марок, путались в организационной структуре группы, критиковали безликий дизайн.

Как реагировала компания? Избегая комментариев, она втихую сворачивала производство убыточной Audi А2, старалась замять толки, возникшие вокруг Bugatti ЕВ 16/4 Veyron, мотор которой никак не удавалось вывести на заявленную мощность в 1001 л.с., пропускала мимо ушей критику по поводу скучного дизайна минивэна VW Touran и так далее. Но рано или поздно занавес должен был рухнуть.

Меж тем в компании нарастал внутренний протест. В частности, против линии Хартмута Варкусса, более десяти лет возглавлявшего бюро дизайна «Volkswagen» и, похоже, полностью устраивавшего Пьеха. Между собой молодые сотрудники прозвали облик созданных при Варкуссе серийных моделей «стилем Хиеде» (по названию местности, в которой находится Вольфсбург). Горькая, должно быть, ирония подразумевалась под этим.

Пишетсридер сначала повысил Варкусса до должности управляющего дизайном всего направления «Volkswagen Brand Group».

Чтобы и нам в очередной раз не запутаться в организационной структуре группы, вспомним, что в это направление сведены марки «Volkswagen», «Skoda», «Bentley», «Bugatti». Но уже вскоре после этого представители группы предложили Мюрату Гюнаку, тогдашнему главе дизайна легкового отделения «Mercedes-Benz», занять место Варкусса, тем более возраст у того был уже предпенсионный.

Сегодня в «Volkswagen» можно оперировать категориями вроде «эра Пьеха», «эра Варкусса», «постпьеховский период». А новая метла, как известно, по-новому метет. Мюрат Гюнак., «птенец гнезда мерседесова», неплохо поработавший в «Peugeot» (например, создал модель 607), затем вернулся в «Mercedes-Benz», чтобы пополнить свой curriculum vitae такими моделями, как Е- класс (W211) и McLaren-SLR. С первого апреля нынешнего года 47-летний турок взял на себя руководство отделами дизайна всего направления «Volkswagen Brand Group».

«То, как мы обсуждаем вопросы дизайна с моим боссом Пишетсридером, — откровенничает Гюнак, — уже получило название перерывов на сигары. Вечерами мы устраиваемся поудобнее, мистер Пишетсридер зажигает сигару, и мы говорим о машинах». И так они встречаются дважды, а то и трижды в неделю. К новому режиму приходится, естественно, привыкать и новоиспеченным руководителям всех уровней. Например, ставшему главным дизайнером марки «Volkswagen» 49-летнему Питеру Шрайеру, в прошлом руководителю отдела дизайна «Audi». Теперь его дизайнеры создали машину, уже окрещенную «постпьеховским автомобилем», — Concept R.